ИЗ СЛАВНОГО ПРОШЛОГО. - № 27-28 Октябрь-Декабрь 1975 г. - Первопоходник
Главная » № 27-28 Октябрь-Декабрь 1975 г. » 

ИЗ СЛАВНОГО ПРОШЛОГО.

МАЙОР Ф. M.ГОРТАЛОВ. 

30 августа 1877 г., после неимоверных усилий и громадных жертв, владимирцам удалось взять у турок редут № 1 (Каванлык), и они продержались на нем всю ночь и весь день 31 августа, поражаемые с фронта, тыла и флангов убийственным неприятельским огнем. Комендантом этого редута генерал Скобелев вечером 30 августа назначил майора Горталова.

Майор Горталов был уважаемый офицер в полку, оказывавший прекрасное нравственное влияние на товарищей и имевший поэтому большой вес и значение. 30 августа, после того, как редуты № 1 и № 2 были нами взяты, он увидел малочисленность своих людей и, предположив, что многие из них поотстали во время атаки и застряли в кукурузе и других местах, отправился пошарить тыл и, если возможно, пособрать отставших и провести В редут. Во время этой работы он натолкнулся на генерала Скобелева, который, будучи не в духе, резко спросил его: "Чего вы тут шатаетесь?" - Горталов объяснил причину своего "шатания" и отправился далее делать свое дело. Предположение его оказалось верно: он собрал в тылу весьма порядочную команду и привел ее в редут. Как раз в это время в редуте находился начальник штаба дивизии капитан Куропаткин. Горталов обратился к нему с просьбой засвидетельствовать перед Скобелевым, что шатался он в тылу именно с тем намерением, о котором доложил, и притом шатался не без успеха. Куропаткин исполнил просьбу Горталова, и Скобелев во время вторичного объезда отбитых укреплений приветливо и ласково обратился к Горталову, сказав, что верил его прекрасным намерениям и в знак этого назначил его комендантом редута,причем просил отстаивать его достойно, если бы турки вознамерились возвратить свою утрату. Горталов поблагодарил Скобелева и поручился честным словом русского офицера, что живым он не сдаст редута неприятелю.

31-го августа, после отбития пяти атак на редут № 1, когда владимирцам, за неимением шанцевого инструмента, пришлось рыть землю крышками от манерок и даже скоблить ее ногтями, лишь бы устроить хоть какое-либо подобие укрытия от адского огня, получено было приказание очистить Казанлык. Турки в 6-й раз пошли в атаку. Горталову приходилось выбирать между правом сохранить свою жизнь, спираясь на приказание, и нарушением торжественно данного честного слова. Он колебался недолго и решил погибнуть, но не утратить чести ни при каких обстоятельствах. Горталов, получив приказание счистить редут, пропустил мимо себя уходивших людей под командой шт.капитана Абадзиева, послал вслед уходящим свое благословение, перекрестился и без шапки, скрестив на груди руки, из которых в правой была опущенная сабля, стал на наружный край бруствера. Не прошло и минуты, как он был поднят на штыки турецкими солдатами.

Георгиевский крест, присланный Горталову в награду за подвиги, совершенные им в предшествовавшие дни и накануне, уже не застал его в живых.

("Пантеон воинской доблости и чести") 

БОМБАРДИР АГАФОН НИКИТИН.

Отличался ли чем-нибудь бомбардир Агафон Никитин от других бомбардиров, унтер-офицеров, фельдфебелей русских войск в Средней Азии? Точных сведений нет - слишком незаметною фигурою был он, разумеется, в буднях военной жизни.

По Верещагину, по картинкам иллюстрированных журналов детства, помним мы этих скобелевских солдат в белых кэпи с белыми покрывалами, защищавшими от солнца затылок, шею. Вероятно и Никитин бы таков по внешности. Внутренний же его облик: молчаливый и сдержанный человек, набожный и серьезный.

Наши войска осаждали Геок-Тепе. 30 декабря 1880 года текинцы сделали удачную вылазку - ворвались в редут передового укрепления (Денгиль-Тепе), занятого уже русскими. Несомненно, захватили наших врасплох. Произошла краткая страшная резня. Можно себе представить что полусонного, в крепком предрасоветном забвении, захватили они Агафона Никитина, бомбардира 6-й батареи 21-й артиллерийской бригады. Захватили и одно горное орудие.

С добычей ушли, но стрелять из орудия не умели. На другой день обратились к Агафону Никитину - чтобы научил.

Он притворился непонимающим. Ему объяснили. Он молчал. Стали грозить. Он продолжал молчать. Ему отрубили пальцы на руках - молчание. Тогда отсекли уши - то же самое. Как его еще мучили? Известно только, что содрали со спины кожу. Но он так ничего и не сказал. Они отрубили ему голову, стрелять же не научились.

Имя Агафона Никитина навсегда оставлено в списках батареи. На вечерней перекличке, каждый день, первым вызывался бомбардир Агафон Никитин и правофланговый отвечал:

"Погиб во славу русского оружия в укреплении Геок-Тепе".

Его родные были щедро обеспечены. Самому Никитину поставлен памятник. Думал ли он об этом при жизни?!... Но и о том, что придется принять мученическую кончину, тоже вряд ли думал.

("Пантеон воинской доблести и чести")



"Первопоходник" № 27-28 Октябрь-Декабрь 1975 г.