1921-1923 годы В ЯКУТСКОЙ ОБЛАСТИ. - А.Еленевский. - № 31/32 Июнь-Август 1976 г. - Первопоходник
Главная » № 31/32 Июнь-Август 1976 г. »  научный сетевой политематический научный журнал кубгау

1921-1923 годы В ЯКУТСКОЙ ОБЛАСТИ. - А.Еленевский.

В октябре 1973 года исполнилось пятьдесят лет гибели отряда полковника Степанова в глухой таёжной деревне Чежулкан (400 верст от берега Охотского моря). Отряд полковника Степанова ушел из порта Аян в ночь на 18 июня 1923 года для того, чтобы не сдаться красным, высадившимся под командой Вострецова, чтобы сломить последний отряд националистов на Дальнем Востоке.

Гибель отряда полковника Степанова была заключительным аккордом в шестилетней борьбе с властью ВКП/ б. Потери, понесённые русским народом в этой борьбе, были громадными. Советский маршал Жуков в своих воспоминаниях указывает, что красная армия за годы утверждения власти коммунистов потеряла убитыми 800.000 человек. Войсковые потери противников ВКП/б были не меньше. К ним надо добавить потери от красного террора - в юбилейной книжке Чека в 1923 году было отмечено, что число расстрелянных к этому году дошло до 5 миллионов человек. В борьбе с коммунистами русский народ терял по семи убитых на одного красного.

Потери красной армии за 1921 год были 171 тысяча убитых - почти четверть всех войсковых потерь коммунистов до 1924 года.

1921 год характерен своими восстаниями против власти ВКП/б: в Кронштадте, в Тамбовской, Пензенской и Калужской губерниях, в западной Сибири, в Иркутской губернии, в Якутской области. Соглашение Японии и Франции в Дайрене 12 марта 1921 года о переброске частей генерала Врангеля из Галлиполи во Владивосток, "нодоворот" 31 марта во Владивостоке, сообщение интернированным чинам Каспийской флотилии в марте о переброске их из Месопотамии по Владивосток - показывают тесную связь всех этих событий между собой и заставляет предполагать наличие посторонней воли, направляющей события со стороны.

Восстания вспыхнули поздней зимой: в феврале и марте; вспыхнули в то время, когда польско-советские переговоры в Риге приняли скверный оборот - на демаркационной линии красные собрали 800-тысячную армию, пополнили и привели в порядок части, которые были растрепаны при отступлении в сентябре 1920 года. Положение поляков было настолько тяжелым, что они уменьшили, например, требование части золотого запаса Российской империи с 500 миллионов рублей золотом до 30 миллионов, но коммунисты не соглашались и на такие урезанные требования. Дело шло к новой войне, к которой поляки были и не способны, и ни имели мощного союзника, каким была армия генерала Врангеля В Крыму.

Вспыхнувшее в Кронштадте 2-17 марта 1921 года восстание привело к быстрому, в два дня 9-11 марта, подписанию прелиминарного мира поляков и коммунистов. Неисполнение договора 12 марта в Дайрене, после провала кронштадтского восстания, о переброске частей генерала Врангеля на Дальний Восток указывает на Францию, как на спасительницу Польши. Исполнителями французских требований была партия эсеров, которая своим сотрудничеством с коммунистами в 1919 году получила возможность действовать более или менее легально. По миновании надобности эсеровские кадры разбегались и оставляли массу восставших на борьбу с красными в одиночку. В какой мере содействовало восстанию в Европейской России то, что в 1920 году коммунисты отобрали у крестьян 3 миллиона десятин помещичьей земли и потребовали возвращения разграбленного инвентаря для создания совхозов?

После выхода Франции из числа заинтересованных в русских делах, на Дальнем Востоке только Япония и США хотели что-то получить от русской разрухи. Американский журналист Вальтер Питкин в 1921 году писал: "...объектом борьбы являются прежде всего рынки Китая, о, затем - и Русского Дальнего Востока... надо создавать новые рынки, найти новых покупателей, создать новые потребности...". После 1-и Мировой войны вставала задача - перехода от промышленности военного времени к промышленности мирного времени, предстояла жестокая борьба за источники сырья и рынки сбыта.

Внутренняя жизнь Японии была исполнена борьбой двух главных концернов - Мицуи и Мицубиси сёдзи; к ним примыкали род Чосио, комплектовавший верхи армии, и род Сацуми, комплектовавший верхи флота. Род Чосио думал о континентальных захватах, а род Сацуми о нависшей с 1907 года войне с США.

Все японские пожелания сдерживались возможностями Японии, ее зависимостью от привозного сырья. Железа, например, ввозилось из Китая 64 проц., из Европы - 36 проц.; сортового железа из США 68 проц., из Европы - 32 проц; нефть покрывалась только привозом - все 100 проц. Словом, Япония для боя с другими государствами самостоятельно была неспособна. Она могла воевать или в союзе с Россией против США, или с США против России. России не было: она лежала в развалинах, и восстанавливать ее было не в японских видах. Другое дело было создать буфер из Дальневосточных земель России. Буфер предполагалось создавать без расходов от казны, потому что эта мысль встречала упорное сопротивление со стороны рода Сацуми, со стороны Мицуи и Мицубиси сёдзи, которые считали, что при власти ВКП/б Россия будет представлять ненасытный рынок, потому что коммунисты уже достаточно обрисовывались, как ненасытные разрушители и никуда не годные строители. Как пример, могла служить фабрика сельскохозяйственных машин в Ростове на Дону: в 1919 году, при Деникине, на ней было построено 46 тысяч плугов, а в 1920, при коммунистах, только собрано из оставшегося материала 12 тысяч плугов. Как было громадным японским концернам не симпатизировать ВКП/ б? Отсюда их сопротивление всем устремлениям военной японской партии, отсюда всякое исключение любой помощи белым русским - например, спасения Оренбургской армии из центральной Азии. Военные японцы не хотели или не имели возможности увеличить число бойцов в Забай- 


калье и Приморье, а без этого -любое политическое и военное действие оказалось бы совершенно бесилодным, либо - что более устраивало японцев - требовало присутствия японских военных сил на русском Дальнем Востоке, а это было связано с жестоким сопротивлением заинтересованных государств - США.

События показывали, что японская кадровая армия потерпела поражение от немногочисленных партизан: в начале 1920 года пришлось очистить Амурскую область, уйти на южный берег Амура у Хабаровска, летом 1920 года очистить Забайкалье, а осенью, в Приморье, отойти за раку Уссури - в ста семидесяти верстах от Владивостока.

Положение США было такое же, как и у Японии - требовались новые рынки, новые потребности, новые покупатели. Наконец, новые богатые земли. Поэтому политика США все время направлена на поддержку революции и революционеров. Советская власть манила своими сокрушительными способностями, созданными снижением потребностей русского населения до уровня пещерных людей, - предпосылкой открытия громадного рынка.

Поэтому США была сказана самая широкая помощь ВКП/б. На Помгол под председательством Хувера было отпущено Конгрессом 20 миллионов долларов и частных пожертвований 10 миллионов, всего на 60 миллионов рублей золотом. Советский журнал "Наука и жизнь" (№ 6, 1969) перечисляет помощь, полученную через другую организацию - Межрабпом (Международная помощь рабочих): деньгами - 5 миллионов долларов, свыше ста пароходов с медикаментами, одеждой, инструменталки, малинками, продовольствием; 33 миллиона пудов зерна, для продовольствия, 2,5 миллиона пудов семенного зерна.

Советско-американский торговый оборот в 1920 году был 80 миллионов золотых рублей; в 1921 году - 220 миллионов золотых рублей; в 1922 году - 230 миллионов рублей золотом. Неясно, что было оплачено наличными, a что было отнесено за счет Камчатки, Анадыри и Чукотки, которые Ленин по предложению миссии Вандерлиппо готовился передать США в 1920 году (Полное собрание сочинений Ленина, том 25, стр.502) по его заявлению на 8-м съезде советов 21 декабря 1920 года - "...мы отдадим Камчатку американцам..." ; (Полное собрание сочинений Ленина, том 31, стр. 435-437).

Внутреннее же положение в США было таково: организация "Партии международных рабочих мира в США" в июле 1919 года, сразу с числом членов в 16 тысяч, вызвала запрос сенатора Токстера правительству США об отношении к ней, указывая, что развивающиеся в США забастовки были основаны на желании свергнуть Правительство США и заменить его коммунистическим. Во время большой забастовки углекопов (600 тысяч человек) было мобилизовано в 1921 году 82 полка пехоты, 28 артиллерийских и 4 кавалерийских полков. В 1921 году президент Гардинг отдал приказ миВнутреннее же положение в США было таково: организация "Партии международных рабочих мира в США" в июле 1919 года, сразу с числом членов в 16 тысяч, вызвала запрос сенатора Токстера правительству США об отношении к ней, указывая, что развивающиеся в США забастовки были основаны на желании свергнуть Правительство США и заменить его коммунистическим. Во время большой забастовки углекопов (600 тысяч человек) было мобилизовано в 1921 году 82 полка пехоты, 28 артиллерийских и 4 кавалерийских полков. В 1921 году президент Гардинг отдал приказ министру внутренних дел Александру Пальмеру и начальнику федеральной полиции Ласки принять меры: закрытие красных рабочих клубов, конфискация их денежных средств и высылка подозрительных из США на основании законов об иммиграции. Как это отразилось, например, на русских, показывает разница между 15-й переписью 1920 года и 16-й - 1930 года. В первой число русских было 392 тысячи, во второй - 315.721. За это время въехало русских 16 тысяч, что дает число высланных и выехавших добровольно - 92 тысячи человек. нистру внутренних дел Александру Пальмеру и начальнику федеральной полиции Ласки принять меры: закрытие красных рабочих клубов, конфискация их денежных средств и высылка подозрительных из США на основании законов об иммиграции. Как это отразилось, например, на русских, показывает разница между 15-й переписью 1920 года и 16-й - 1930 года. В первой число русских было 392 тысячи, во второй - 315.721. За это время въехало русских 16 тысяч, что дает число высланных и выехавших добровольно - 92 тысячи человек. 

Положение советской России в годы 1920-1923 лучше всего даст книга коммуниста Леонова "Дальний Восток и НЭП": "...главной нашей заботой было тормозить всеми силами повторение Колчаковской авантюры. Все, что угодно; учредилка, цензовый парламент, палата лордов, наконец, - только не штыки в спину советской России...". В цифраx это выглядело так: в 1914 году на Путиловском заводе было 40 тысяч рабочих, в 1921 году - 7 тысяч; на Механической фабрике обуви в 14-м году - 20 тысяч рабочих, в 1921 - 500 чел.; в 1914 году железные дороги обслуживало 20 тысяч паровозов, в 1921 - шесть тысяч. Профессор Зубашев в работе о добыче золота в России отметил, что в 1916 году было добыто 3500 пудов золота, a в 1921 году только 70 пудов (Вестник финансов №11, Москва, 1925).

Положение красной армии обрисовано в книге "Борьба за Приморье" Яна Покуса: в строю - 18 тысяч, но с семьями число пайков было 68 тысяч - армии приходилось кормить и семьи, иначе красное войско было бы совершенно небоеспособным.

Такова была политическая обстановка, на фоне которой развертывались события в Якутии в 1921-1923 годы. Якутия не имела иностранной интервенции, и поэтому, начиная с июля месяца 1918 года, власть в Якутской области оказалась в руках эсера Геллерта, который 15 декабря 1919 года сделал переворот в пользу коммунистов. Когда в 1921 году стало выявляться движение против коммунистов, то возглавителями оказались: военным - корнет Коробейников, а гражданским Куликовский - оба партийные эсеры. Эсеры заставляли всех подчиняться себе или уходить в сторону, как произошло в Верхоянске, где капитан Хапилин освободил город от красных и установил там монархическос управление. Но прибывший с сильным отрядом Семен Канин заставил Хапилина удалиться. В Верхоянске была установлена эсеровская "народная" вдасть. Так было и с капитаном Толстоуховым, устроившим уход офицеров из Якутска, захват пароходов и товаров, создавшим возможность организации партизанских отрядов - он должен был уступить место Коробейникову в Нелькане.

В Иркутской и Якутской обло.стях восстание против коммунистической власти, на определению латыша Строда, было вызвано: свирепой политикой Чека, трудовой мобилизацией на бодайбинские прииски исключительно бедняков, неправильная продразверстка, неправильные методы "классового расслоения", лишение избирательных прав интеллигентов, общественных деятелей, полное игнорирование НЭП-а и страшный товарный голод.

На юге, в Иркутской губернии, против красных действовали партизанские отряды Донского, Черепанова, Чернова и Дуганова в число около тысячи человек. Все силы советской 35-й дивизии и все чекисты были брошены против этих отрядов: выжигание деровонь, в которых могли укрываться партизаны, и поголовный расстрел всех заподозренных. Только отряду полковника Дуганова с пятьюдесятью партизанами удалось вырваться из кольца, оторваться от преследования и уйти на восток. Только посло этого 35-я дивизия могла выделить 600 человек на подмогу осажденному Якутску.

Силы красных в Якутске были невелики: караульный батальон в 200 штыков, батальон Чона (чекисты) - 200 штыков и 7-и Особый отряд 5-й армии (чекисты) -200 штыков; кроме того, в конце августа был направлен в Охотск отряд в 90 человек под командой Пыжьянова. Вспыхнувшее в июле восстание ширилось, а у красных не было сил.

Восстание имело два больших органических недостатка: почти полное отсутствие кадров - якуты в России не отбывали воинской повинности. В обращении Коробейникова к "Главнокомандующему" войсками "Владивостокского" правительства перечисляется кадровый состав его отряда: офицеров - 9, унтер-офицеров - 7, солдат бывшей Сибирской армии - 30. Вторым недостатком было отсутствие базы.

Единственной базой мог быть Владивосток, очищенный от коммунистов 27 мая 1921 года, но находящийся под оккупацией японцев. Японские войска во Владивостоке зыполняли задачи японской военной партии. После японской оккупации 5 апреля 1920 года во Владивостоке, по желанию японцев, было создано 20-го июня 1920 г. Народное Собрание (Нарсоб), более или менее свободно выбранное и состоящее из 181 представителя: революционных (эсеры, меньшевики, коммунисты) 36 человек, правых (буржуазия и т.д.) 25 человек, остальные - крестьяне. Пришедшая из Забайкалья армия послала в Нарсоб своих представителей - генералов Вержбицкого и Лохвицкого и полковников ген. штаба Михайлова и Ловцевича. После 27 мая 1921 года 15 коммунистов из Нарсоба исчезли, а их заменили правые из Несоциалистического съезда.

Наличие коммунистического правительства во Владивостоке японцам не подходило, и после "недоворота" 31 марта 1921 года, когда занявшие было полгорода наши, после освобождения из тюрьмы генерала Лохвицкого столкнулись с перешедшим в наступление красным дивизионом (450 штыков), японцы разоружили наших и под своей охраной вывезли в Раздельное (72 версты от Владивостока). 27 мая, по время вторичного выступления наших, японцы разоружили красных и вывели их из города (Отчет адмирала Старка о командовании Сибирской флотилией, Воспоминания о перевороте полк. ген.штаба Ефимова).

Нарсоб в 1921 и особенно в 1922 году развивал большую дипломатическую деятельность, его делегация появляется на конференциях: в январе 1922 года в Вашингтоне, в апреле 1922 г. на Генуэзской и в июне того же года на Гаагской, с декларациями о том, что ни ВКП/б, ни советская власть не являются представителями русского народа. Однако, программа, навязанная Временному Приамурскому правительству во Владивостоке и представляемая делегатами - министром иностранных дел Колесниковым и его помощником Окуличем - была совершенно не выдерживающей критики, жалкой и беспомощной, содержащей утверждение что Временное Приамурское правительство создано: 1) для борьбы с коммунистами и 2) без применения оружия, и носила на себе печать творчества японской военной миссии.

Впрочем делегация - Колесников и Окулич - не могла иметь веса и по другой причине: армия Приморья насчитывала не более десятка тысяч человек, о чем иностранцы были осведомлены совершенно точно. Отсюда - то пренебрежительное невнимание, которое встречала делегация на конференциях.

Если японская оккупационная власть во Владивостоке показывала собя двуличной и неспособной к дипломатической и военной поддержке националистов, то понятно, что Владивосток но мог стать базои для Якутской армии, потому что в этой армии японцы не были заинтересованы.

Японцы были только заинтересованы в том, чтобы сделка Вандерлиппо-Ленина о продаже Камчатки не состоялась. Поэтому-то в нищем городе нашлось 100 тысяч рублей золотом на экспедицию в Охотско- Камчатский край, поэтому-то ей было придано самое сильное судно - океанский буксир "Свирь", вооруженное четырьмя 75-миллиметровыми пушками. Экспедиция с личным составом в 168 человек должна была занять три порта: Охотск, Гижигу и Петропавловск на Камчатке. Самый восточный и крайний был Петропавловск.

Японцами в такой обстановке был выдвинут в председатели правительства С.Д.Меркулов. О С.Д.Меркулове все его знавшие и имевшие с ним дело дали только лишь отрицательные отзывы - генералы Болдырев и Петров, его сотрудник С.Руднев и, особенно, хорошо его знавший Председатель Хабаровской торгово-промышленной палаты Артемьев. Меркулова обвиняли в лживости, лицемерии, казнокрадство, а Артемьев обвинял его в уголовщине - участии в вымогательстве под страхом расстрела, за что Меркулов был арестован, посажен в тюрьму и должен был быть расстрелян. Следствие затянулось, наши войска очистили Хабаровск 14 февраля 1920 года, а 27 февраля красные выпустили его из тюрьмы.

Обвинение С.Меркулова в его тяжких преступлениях должно быть в очень большой степени отнесено к Японской военной миссии, которая выдвинула его на первое место во Владивостоке.

Все, что творилось тогда во Владивостоке, творилось по желанию Японской военной миссии, которую якутские дела не особенно интересовали. Поэтому, когда в конце ноября приехали представители якутов - Куликовский и Панов - во Владивосток, все их хлопоты были бесплодны, несмотря на дельный план, который они привезли с собой: I ) Завладеть Якутской областью, завладеть запасами имеющейся пушнины, приблизительно на сумму 5-6 миллионов рублей, и золотым запасом. 2) Завладеть районом Бодайбо. Имея золото и пушнину, можно смело начинать борьбу за освобождение Сибири.

В это время все наши войска ушли на север в Хабаровский поход, предпринятый, по словам генерала Пучкова, "по советам одной дружественной державы". Единственно, что было создано тогда - сформировано Охотско-Камчатское совещание из дюжины чиновников под председательством С.Руднева, без какой-либо возможности вести работу: воинских чинов для отправки не было, денег не было. Были только мечты о том, что можно было бы сделать.

Когда же поход был закончен - к апрелю 1922 года - то между командованием армии и правительством начинается склока, которая совершенно затмила значение борьбы с коммунистами и подменила ее борьбой с Меркуловыми, обвиняя их во всех смертных грехах. Но Меркуловы стали во главе правительства не только по желанию японской военной миссии, но и при прямой и полной поддержке (против атамана Семенова) генералов Вержбицкого, Молчанова и Смолина. Тогда в своей упоенности властью триумвират гнул семеновцов в три дуги, теперь семеновцы ответили ему полной поддержкой Меркуловых.

А.Еленевский.
(Окончание следует)





"Первопоходник" № 31/32 Июнь-Август 1976 г.
Автор: Еленевский А.